Депрессия как следствие непроходящих панических атак.

2015-08-21 14.54.57

В этой главе я хочу подробно описать те чувства и эмоции, с которыми столкнулась конкретно я сама при медикаментозном “забивании” панического растройства. Сразу поясню, почему “забивании”. Потому что любые таблетки, будь то антидепрессанты или бензодиазепины, ни в коем случае не избавляют человека от приступов паники, они лишь делают их менее острыми или же заглушают на какое то время, как например бензодиазепины. На самом деле человек, решившийся один раз лечиться с помощью таблеток, на мой взгляд, заранее обречен на разочарование. Почему? Потому что любые антидепрессанты только развенчивают веру в собственные силы. Я через это прошла. Теперь подробнее.


В сентябре 2014 года я начала принимать Вальдоксан. Я страшно боялась участившихся приступов паники, боялась думать о том, что будет если…, боялась оставаться одна, боялась находиться в обществе, очень сильно боялась совершить неадекватный поступок, а именно кого-то ударить или поранить. Поскольку даже в Германии очень сложно найти хорошего психотерапевта и  еще сложнее взять к нему талончик на прием, мне казалось тогда,  что принимать антидепрессанты все же меньшее зло, чем мучаться без них и без специалиста и в итоге еще и что-то плохое совершить (страх неадекватного поступка вполне типичен при ПА). Итак, обычный домашний доктор прописал мне Вальдоксан и я начала его пить с искренней уверенностью в том, что это обязательно мне поможет.
Первые две недели он накапливался  в организме и его действие распространялось только на качество сна: засыпать я стала легко и сон стал более глубоким. Я помню, какими тяжелыми были те две недели. Я практически не выходила на улицу, избегала общения с друзьями и целыми днями только тем и занималась, что читала детективы и смотрела комедии через интернет. И ждала. Ждала, когда наконец подействует препарат.
Сегодня, оглядываясь назад на те серые дни, я понимаю, как наивно было мое ожидание. Вот прошел месяц и мне пришлось таки отважиться выйти на улицу, потому что в моем институте начался семестр. К тому времени я ужасно соскучилась по подружкам, преподавателям и нормальной жизни, которая у меня когда-то была. Мне очень хотелось вернуться в эту жизнь, поправиться. Первый день в переполненных аудиториях прошел, откровенно говоря, тяжело. Преподавательница права читала лекцию, расхаживая взад-вперед. Когда она приближалась ко мне, я чувствовала страх, как-будто незнакомый человек безцеремонным способом нарушал мое личное пространство. Я еле сдерживалась, чтобы остаться в аудитории, не сбежать оттуда. Перед глазами возникали ужасные картины: я начинаю вести себя неадекватно и все это видят, меня вызывают в деканат, ругают и в конце концов предлагают поучиться где-нибудь в другом месте. Тогда у меня впервые и возник этот страх быть отвергнутой обществом. Я стала ощущать себя больной и никчемной, мои фобии свили прутья темницы, в которую я угодила.
Со временем страх быть отвергнутой обществом трансформировался в страх быть брошеной и распространился на отношения в семье. Я постоянно ощущала себя неким слабым звеном, зависимой и неспособной самостоятельно управлять собственной жизнью. Когда друзья звали нас с мужем в гости, я постоянно отказывалась, находила миллион нелепых причин провести выходные дома. Мужа это злило и он периодически выговаривал мне за такое поведение. Это не добавляло счастья в наши и так безрадостные будни. Под запретом в семье оказались все темы, которые могли повысить мое тревожное состояние, как например где-то упавший самолет или же внезапная смерть какого-либо человека. Я старательно ограждала себя от любых возможных переживаний. Я пыталась жить в своем уютном мирке. Увы, одна. Поскольку мужа очень тяготило такое мое состояние, мы отдалились друг от друга. У него были свои интересы и свое общение, я же жила другим. Несмотря на это, панические атаки так и не прошли. Они повторялись с периодичностью раз в неделю или две и были острыми. Тогда я закидывалась транкливизатором. Он помогал мне практически сразу избавиться от приступа, но совершенно не помогал поверить в возможное излечение. Депрессия наваливалась на меня, истощала меня изнутри, жалила как змея, забирая последние надежды на что-то хорошее. Страхи множились в голове, и сама не знаю когда, но я стала делить жизнь на два периода: до приступов паники и депрессии  и после. В какой то момент, приблизительно через 7 месяцев с начала приема таблеток, я наконец-то осознала, что пора что-то менять. Ведь таким путем недалеко и до могилы дойти. Мы стали с супругом усиленно искать психотерапевта, специалиста именно по моей проблеме. И нашли его.

Комментарии:

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.